После участия в конкурсе караоке на Анимау-2009 я решила серьёз заняться постановкой своего голоса. По-началу никаких проблем не было, я удачно затесалась в старший хор училища (младшим считается первый курс), сдала партии на достаточно неплохую оценку и через зава отделом хоровиков попала к Анне Владимировне на вокал. Конечно, по-началу было тяжеловато: то дыханее не там, то верхнее нёбо не подымается, то резонатор не находится - но, к сожалению, точнее, к счастью, основная трудность заключалась не в самих уроках, а в их регулярноси. У Анны Владимировны двое маленьких детей и постоянные выступления, а моё забитое расписание не позволяет мне ставить уроки в любое другое время. Мы стали заниматься всё реже и реже. Зная, что в пении постоянная тренировка просто необходима, я обратилась в учебную часть с просьбой перевсти меня к другому педагогу. Отсюда началось моё метание по преподавателям и приключения. Надо отметить, что и к Анне Владимировне я попала после того, как от меня отказались Догадаева и Росс (по причине загруженности, не подумайте).

Добрая бухгалхтер из учебной части тут же нашла другой вариант. Преподавателя с отделения вокалистов по фамилии Жилкин. Первый урок у него я запомню на всю свою жизнь. Я зашла в 218 класс, где сидел пожилых лет гопник :wow2: и слушал ученицу с первого курса. Его концертмейстер - милейшая, надо сказать, женщина, любезно объяснила, кто я и зачем, после чего последовала бурная реакция самого Жилкина. Он хвалил мои "живыае" глаза, комплекцию, в связи с моей прекрасной фамилией - ноги и, наконец, позвал распеваться. Я не ударила в грязь лицом, всё-таки не пропали даром три месяца занятий, однако мне сообщили шокирующую новость - я никакое не контральто и даже не меццо-сопрано, а самое настоящее уверенное сопрано :buh:. Уже ошемлённая таким бурным началом урока я совершенно растерялась, когда он стал обсуждать с концертмнйстером мою мутацию. Посмотрев в зеркало и устоверившись, что третьего глаза нигде нет, я жалобно переспросила. Это вокалист так гормональную перестройку и ломку голоса окрестили. Во даёт! Сам стиль его общения и намёки типа: "если тебя будут тащить [распевать] вниз, говори, что любишь на верху" - навевали мысли о психушки. Не знаю, у кого больше шансов оказаться там первыми - у него или у меня.... Скорее у него. С урока я вышла с вердиктом - голос хороший, но нужны постоянные занятия хотя бы 2 раза в неделю. Эффектный конец дяденька тоже не поленился создать. Уже возле дери он начал меня трясти и давить на живот, добиваясь правильного дыхания. Удовлетворившись одной удачной попыткой он дал мне упражнение.

На втором уроке у Жилкина испортилось настроение. Он сообщил, что не видит смысла заниматься за два месяца до конца года и редлагает начать с сентября следующего года. Я проклинала всё на свете начиная от своего дурацкоого расписания, заканчивая сомнительной удачей. Помогла мне опять же его концертмейстер. Она отвекла меня к Гуревичу, самому крутому дяде на вокальном у которого, собственно, пол отделения и учится. Он опять же меня распел, заставил читать с листа вокализ, но сразу сказал, что со временем у него тяжело - я могу приходить, когда удобно, а он будет заниматься, если сможет. Мне ничего не оставалось, как принять его предложение.
ПыСы вердикт Гуревича - меццо-сопрано. Они бы определились :-(

@темы: летопись